Служба поддержки +7 495 151 6150

Зайка с винтовкой. Часть 2. Ольга Зайцева — о биатлоне, детстве, допинге, ставках и больших победах

Артем Слицкий

Журналист «Рейтинга Букмекеров» Артем Слицкий пообщался с двукратной олимпийской чемпионкой и трехкратной чемпионкой мира, любимицей биатлонных болельщиков Ольгой Зайцевой. Предлагаем вашему вниманию продолжение эксклюзивного интервью, в котором Ольга рассказала о детстве, поддержке семьи, тренировках с мужской командой, золотых мгновениях Турина и Ванкувера, ставках и непростой ситуации для сборной России в сегодняшнем биатлоне.

Ольга Зайцева. Интервью для "Рейтинга Букмекеров"

Ольга Зайцева. Интервью для «Рейтинга Букмекеров»

Биатлон очень сложен для прогнозирования

— Ольга, сейчас вы даете осторожные оценки нынешним и будущим выступлениям российских спортсменов, их форме. Вы уже более месяца являетесь прогнозистом «Рейтинга Букмекеров» и даете прогнозы на биатлон. Это новое дело помогает вам так рассудительно подходить к подобным вопросам? И что для вас означает быть прогнозистом?

— Скажу честно, прогнозирование для меня стало новым делом. Не сразу я начала его понимать, но сейчас уже разобралась и вошла во вкус. Это очень интересно, но и очень сложно – по крайней мере в отношении биатлона. Я слышала, что другие виды спорта поддаются прогнозу легче. Биатлон же очень сложен, и результат в нем зависит от совокупности множества факторов: это и погода, и форма спортсмена, и работа сервис-бригады с лыжами, и банальная случайность, ведь никто не застрахован, к примеру, от падения или от того, что сломается лыжная палка. Тот же ветер во время стрельбы одного спортсмена может дуть в одну сторону и с одной силой, а когда на стрельбище другой, он меняется.

Благодаря своему опыту и интуиции порой мне удается предугадывать исходы гонок, но не всегда. Это правда очень сложно. Но я знаю, что нет таких экспертов, которые даже в других видах спорта постоянно прогнозируют верно. Поэтому я надеюсь, что читатели «Рейтинга Букмекеров» с пониманием относятся к этому делу. Хотя комментарии под прогнозами есть разные. Но хочу, чтобы они знали, что я всегда максимально стараюсь порадовать их верным прогнозом. Но и не нужно забывать думать своей головой, я только делюсь мыслями, знаниями по рельефу трассы, знаниями о слабых или сильных сторонах спортсменов, которых знаю и которых становится катастрофически мало, ведь поколение меняется. Например, в теннисе лидер может быть лидером на протяжении нескольких этапов, турниров. А в биатлоне в каждой гонке новый лидер.

Но это интересно, благодаря «Рейтингу Букмекеров» я начала следить за биатлоном пристальнее.

Занимаюсь «невидимой работой» по развитию биатлона.

— Ольга, давайте снова поговорим о вас, как о тренере. Вы уже немного поработали в тренерском штабе сборной России после завершения карьеры. Нет желания продолжить передавать опыт новым поколениям, как это делает Анна Богалий?

Да, Аня действительно проводит для детей с 9 до 15 лет соревнования, которые максимально приближены к правилам Кубка мира. Нам винтовки в руки дают только с 15 лет, это ведь малокалиберное оружие, поэтому они стреляют из пневматических винтовок. В моих планах есть развитие и воспитание биатлонистов с малокалиберным оружием, хотя это намного сложнее.

Я проработала, если это можно так назвать, несколько месяцев в штабе сборной, но на самом деле это было чисто номинально. Потом как назначили, так и убрали. А на самом деле судьба вмешалась: я забеременела и, разумеется, на первое место поставила ребенка, решила отойти от биатлонных дел.

Сейчас? Прошло уже более четырех лет с тех пор. На самом деле кое-что для развития биатлона я делаю, но это так называемая невидимая работа. Благодаря усилиям правительства Москвы и департамента спорта в столице строится ФОК в Митино для спортивной школы №102, директором которой является моя сестра, которая и была моим тренером, Оксана Рочева. Я стараюсь ей помогать: консультировать, ходила на встречи. Мы ждем завершения строительства, потому как оно идет с 2014 года – процесс длительный, потому что идет за счет бюджетных средств города Москвы.

Помимо этого я вхожу в Комиссию спортсменов при Олимпийском комитете России. Когда спортсмены обращаются в эту комиссию, мы передаем их просьбы или пожелания высшему руководству. В каждой спортивной федерации должна быть такая комиссия, даже в МОК она существует. Я курирую несколько федераций. Мы проводим собрания, общаемся – занимаемся деятельностью, которая не видна публике.

Также сейчас заканчиваю МГУ. Большой спорт помешал моей полноценной учебе: я тренировалась, а приезжала только сдавать сессию. Всегда мечтала отучиться нормально – как все обычные студенты. Но опять-таки вмешалась беременность, и я брала академический отпуск. Сейчас заканчиваю.

Так как общественной деятельностью занимаюсь, приглашают на разные соревнования, к детям в школы, провожу мастер-классы.

Тренером работать? Уже думаю над этим: ребенок в сад пошел, надо чем-то заниматься. Потом, правда, вспоминаешь, что собой представляет тренерская работа, – по себе знаю — и желание отпадает (улыбается). На самом деле знания есть, есть, что передать юному поколению.

Странная вещь: многие спортсмены, закончившие карьеру, идут в депутаты, а не тренировать детишек. Видимо, неохота быть тренером. Это тяжелая работа, это призвание, и не каждый спортсмен может быть хорошим тренером. Я не исключаю, что однажды предстану в этой роли.

Много планов, да и многими делами вы занимаетесь и занимались во время своей карьеры. Но ведь в вашем резюме есть еще и пометка «капитан милиции». Сложно вас представить в форме. Расскажите об этой стороне жизни.

— Да, было и такое (смеется). Спортсмены представляют общество «Динамо» или ЦСКА. Раньше было очень много спортивных обществ, и это были хорошие решения для спортсменов: когда ты маленький, то защищаешь честь детско-юношеской спортивной школы, а потом вырастаешь, становишься профессиональным спортсменом, и, естественно, ты уже не ребенок, и тебя школа не имеет права держать. Для этого и созданы спортивные общества, за которые выступают спортсмены и к которым они прикреплены обязательствами.

По окончании карьеры можно продолжать у них работать.

Ольга Зайцева. Интервью для "Рейтинга Букмекеров"

Ольга Зайцева. Интервью для «Рейтинга Букмекеров»

Залог успеха в том, чтобы от любимого дела получать удовольствие

— Вернемся к разговору о тренерской деятельности и персоне вашей сестры и личного тренера Оксаны Рочевой. Какую роль сыграла она в становлении олимпийской чемпионки Ольги Зайцевой?

— Действительно, с 2000 года Оксана стала моим тренером. Ее роль и помощь в моей карьере переоценить невозможно. Уже только то, как она помогала мне в возвращении в спорт после родов, для меня значит очень много. Ездила со мной на сборы, помогала договариваться о спонсировании сборов Москвой — она очень хороший менеджер. А есть ведь еще и помощь чисто тренировочная, повседневная: коврик на стрельбище принести, мишени прикрепить, засечь время круга.

Спортсмен без тренера не может существовать. Часто работу тренеров недооценивают, но на самом деле она огромна. Ну и плюс психологическая сестринская поддержка, которой нет у многих спортсменов. Все-таки это родной человек, который тебя знает и принимает такой, какая ты есть. Да и просто поболтать, расслабиться можно. Так что это были хорошие времена и спасибо, что нам разрешали вместе работать. Это очень помогало и приводило нас к результатам, приносило плоды.

— Ну и главные результаты этих трудов – это Олимпийские игры, победы в Турине и Ванкувере. Поделитесь победными олимпийскими впечатлениями, наверняка они свежи в памяти.

— Каждая Олимпиада свежа в памяти: и самая первая, и самая последняя, и победные. Первыми Олимпийскими играми для меня стали Игры в Солт-Лейк-Сити. Я там еще совсем маленькая была, там не до побед было. Я даже ехала туда как запасная. Конечно, я собиралась там все выиграть – это такой не детский, но, скажем так, максимализм новичка, который приезжает на соревнования и думает, что сейчас он всех порвет и все будет круто. Как оказалось, соревнования порвали меня (смеется) и даже на время сломали психологически.

Но просто там находиться – это уже было большое дело для меня. Так что я рада, что меня, перспективную и молодую, взяли в Солт-Лейк и даже дали пробежать гонку. Это стало для меня хорошим уроком. На следующую Олимпиаду я поехала уже готовой ко всему. Я уже ничего не боялась и знала, на что могу рассчитывать.

В Турине у меня была хорошая форма, но перед самой Олимпиадой я заболела, что привело к тому, что я неудачно выступила в индивидуальных гонках. Но эстафету мы пробежали хорошо. У нас был классный состав: Света Ишмуратова, Альбина Ахатова и мы с Аней Богалий на подхвате. Эта первая золотая медаль, конечно, очень мне дорога. Круто было, помню, как мы радовались. Это было настоящее счастье: ты практически достиг того, чего хотел. Конечно, потом хочется индивидуальную дисциплину выиграть, но эстафета тоже очень ценна, к тому же первая золотая олимпийская медаль.

В Ванкувер поехала одной из опытных спортсменок, лидером сборной. Но та Олимпиада началась и шла очень неудачно для нас, причем для всех видов спорта. Мы, помню, были в очень сильной печали: чего-то постоянно не хватало, не шло – как будто нас сглазили. Ты работаешь, стараешься, хочешь достичь результат, но не получается. Выручил Женя Устюгов, он первым из наших выиграл масс-старт и этим вдохновил всех остальных.

Хотя я шла на масс-старт и после всех неудач не верила, что получится. И тем не менее я сумела выиграть серебряную медаль. В тот момент это было очень круто, хотя, конечно, обидно, что не «золото». Но тогда была еще Магдалена Нойнер! Было бы, конечно, еще круче ее не выпускать вперед, но на тот день она была очень сильна.

Помню момент, когда она меня обгоняла: было ощущение, что тебе руки и ноги обрубили и ты не можешь двигаться. Вся тяжесть заключалась в том, что я первая ушла на финиш со стрельбища. Потом Нойнер меня обогнала, затем еще одна немка — Симона Денкингер. И тогда я встряхнулась, собралась и вырвала у нее «серебро». Но состояние было хорошее, помню, как говорила, что если бы был еще один подъем, то и Магдалену обогнала бы. Запоздало я среагировала, но и второе место – очень хорошо.

Признаюсь, это моя самая ценная личная медаль. Она мне напоминает обо всех моих биатлонных приключениях, всех соревнованиях. Супруг мой сделал мне подарок и оформил все медали в рамки, получилось очень красиво, мне было очень приятно! Раньше они у меня в коробочке лежали, а теперь всегда на виду.

— И Олимпиада в Сочи…

— Да, помню это был очень тяжелый сезон. Вообще, с возрастом легче не становится (улыбается), по-другому оцениваешь всю ситуацию. Тогда нашим тренером назначили Пихлера, он пришел со своими идеями. «Терроризировали» нас — делили на две команды, сталкивали друг с другом, мы невольно стали соперниками. Поэтому мы были очень собранны на эту Олимпиаду, я считаю, были готовы выступить хорошо.

Хорошо оценю и свою форму перед стартом. Но опять чего-то не хватало. Были и ошибки, которые я признаю и знаю. Если бы можно было туда вернуться, я бы их не совершила. Но история сослагательного наклонения не знает, случилось так, как случилось. В индивидуальных гонках ничего выиграть не удалось, а в эстафете мы вновь собрались, и это второе место для нас равноценно победе.

Ведь мы его вырвали в непростой борьбе. Бежали Яна Романова, Катя Шумилова и я — из команды Пихлера и Ольга Вилухина — из команды Королькевича, то есть большинство девчонок Вольфганга попало в состав. Я считаю, что это результат именно Пихлера и нашей работы. Для нас было важно выиграть «серебро», ведь могли вообще там провалиться. Но этой медалью мы довольны и счастливы.

Сочи – это ведь еще и наша Олимпиада, очень многое было на нее поставлено. Это нас постоянно мотивировало, чувствовалось, что мы обязаны показать результат, обязаны перед страной. Ведь вся страна была задействована в проведении этих Игр, и это был такой праздник для всех. Мы не могли подвести. Это, конечно, давило.

— А что в таких непростых ситуациях, как поначалу в Сочи или Ванкувере (когда ничего не получается, есть моральное давление), становилось ключевым фактором, приведшем к победе? Что-то ведь кардинально меняло ситуацию в хорошую сторону. Расскажите, если не секрет.

— Немножко отпустили сложившуюся ситуацию. После индивидуальных дисциплин не было результата, и мы все чуть не плакали. Помню, сидели за столом на обеде, грустные, и тут наш тренер Сан Саныч Селифонов принес большой торт, заварил чай. И это стало классным психологическим ходом. Мы с девчонками были очень напряжены, и может быть, это напряжение и не давало показать результат, давило на нас. И тогда мы расслабились: и общались, и плакали вместе, и смеялись. Немножко отпустили сложившуюся ситуацию. И это стало переломным моментом. На самом деле этим советом хотела бы поделиться с нашими нынешними командами. Обычно ведь на старты настраиваешься, напрягаешься, хмурый ходишь. Наверняка так и у них. А если немножко отпустить ситуацию, выйти, как будто на тренировку, с улыбкой, все получится. Ведь они все умеют, все делают на тренировках. При этом от любимого дела нужно всегда получать удовольствие.

Лишнее напряжение еще никому не помогало. Это сложно нам дается, потому что это у нас в менталитете: мы, советские и российские люди, не приучены так делать. И совершенно другое дело иностранцы, они ко всему относятся проще, с легкостью. Побежал, пострелял. Не получилось – никто бить по голове не будет. У нас иначе: надо всегда отчитываться о проделанной работе – будто бы перед партией. Создается впечатление, что мы кому-то что-то должны, отсюда и напряжение. Мы не можем идти на работу, то есть на соревнования, и получать от этого удовольствие. Мы должны собраться и показывать максимальный результат.

Ну, правда, на самом деле, у нас ведь большие затраты на спорт государством, поэтому мы и серьезно все относимся. А порой чересчур напрягаемся, и порой это мешает. А когда ты по-прежнему относишься к этому серьезно, но при этом расслаблен и получаешь от процесса удовольствие, то результат лучше. Это непросто, это, наверное, с возрастом приходит.

Но тогда, в Ванкувере, нам именно это помогло и стало переломным моментом.

Ольга Зайцева. Интервью журналисту "Рейтинга Букмекеров" Артему Слицкому

Ольга Зайцева. Интервью журналисту «Рейтинга Букмекеров» Артему Слицкому

Поддержка родителей – это самое важное

— Ольга, мы говорим о ваших великих победах, о секретах по их достижению. Но ведь этого всего могло и не быть, правда? Вы ведь, насколько я знаю, оказались в биатлоне случайно. Имею в виду школьные годы.

— Вообще, с третьего класса я занималась лыжными гонками. Но было это все несерьезно: говорила тренерам, что сегодня хочу заниматься, а завтра – не хочу. Мой ребенок-пятиклассник ходит в секцию, и там такого нет, все строго. Может быть, я сейчас ответственно к этому отношусь, но мой ребенок не пропускает тренировки. Хотя иногда все-таки пропускает, но для меня это настоящая беда (смеется). Да и тренер ругаться начинает.

А у меня было по-другому: я осознанно и серьезно начала ходить только лет с 12-13, то есть я уже понимала, что результат будет, только если я буду ходить. Затем я стала выступать в лыжных гонках на первенство Москвы, были хорошие успехи, это придавало мотивации тренироваться регулярно. И я начала входить во вкус.

Раньше призами были стеклянные сервизы, стопочки, графинчики – до сих пор у мамы дома стоят. Но это лыжи, а биатлон я попробовала впервые в 16 лет. Раньше ведь он не был в почете, по крайней мере у лыжников. Считалось, что биатлонисты еле-еле ходят на лыжах – только стреляют.

Существует и сейчас такая негласная конкуренция, обоюдные шутки и подколы. Это естественно, ведь у нас сильно отличается тренировочный процесс. У них только лыжная работа, а мы практически спим с винтовкой. На тот момент и не было биатлонистов, которые быстро бегали. А потом решили собрать команду – из каждой спортивной школы по спортсмену — и меня в нее пригласили. Поучили стрелять в тире, взяли на соревнования.

Получилось?

— Лежа получалось стрелять, потому что там стреляешь с ремнем, то есть винтовка устойчивее и стрелять легче, хотя мишень очень маленькая – 4,5 см в диаметре. А стоя больше, но винтовку нужно самостоятельно держать, это сложнее.

Не помню, как я выступила на первенстве Москвы, но я попала в команду от столицы на Всероссийские зимние игры школьников, которые проходили в Перми. Я заняла там четвертое место, восьмое – это был лучший результат из тех, что показали москвичи. Тренер Александр Иванович Суслов меня заприметил и взял в команду ШВСМ на Воробьевых горах, но команда была мужская – я была среди них единственной девочкой. И с ними уже серьезно начала заниматься биатлоном.

Ребята были в основном 1976 года. А моя сестра, которая тоже занималась биатлоном, была 1975-го. И этот год почему-то тренеры посчитали неперспективным, провальным и никуда ее не взяли. Она хорошо бегала и стреляла, но никуда не попала. Просто стечение обстоятельств, но у нее спорт остановился на этом.

У меня же, наоборот, все пошло как по маслу. Тоже считаю это стечением обстоятельств. Ведь считаются же у нас в биатлоне провальными 80-й год, 81-й: у нас спортсменов, родившихся в эти годы как таковых нет. 78-й, 79-й – наоборот. 83-й, 84-й – уже пошли, пошло поколение. На самом деле биатлон начал развиваться, а потому и спортсмены появились.

Если бы что-то не получалось, не было бы результата, я бы осталась в лыжных гонках. Но все удавалось, плюс Александр Иванович был хорошим мотиватором, психологом, да и ребята, с которыми я тренировалась, меня всегда подстегивали, хотелось выступать не хуже их. Я по характеру упертый человек, поэтому всегда старалась им доказывать, что могу. Доказывала (смеется).

— А как родители относились сначала к увлечению биатлоном, а потом уже к профессиональному выбору в его пользу?

— Поддерживали, конечно. На лыжные соревнования пару раз приходили. У меня всегда рядом были сестры, а родители всегда были безоговорочным авторитетом, они всегда за нас радовались. Сейчас же родители ставят на своих детей практически всю свою жизнь, чтобы из них получились великие спортсмены.

— Вы тоже?

— Нет, я не из таких родителей (смеется). Я поддерживаю всеми силами, но отстраняюсь, не хочу давить. Если захотят, если понравится и будет получаться, то замечательно.

А мои родители, конечно, поддерживали меня. Главное, что они создавали уют и покой дома. Ведь приятно, когда дома тепло, забота и тебя там ждут.

Был ответственный момент, когда надо было принимать решение – заканчивать или посвящать спорту жизнь. Это произошло как раз в момент перехода из юниоров во взрослые спортсмены. Тогда они позволили сделать выбор мне самой, спасибо им за это.

Хотя мама всегда отговаривала, мол зачем тебе этот спорт, тяжелый для девочки. Жалела. Но всегда вместе с папой они были мне опорой. Да и просто людьми, которым можно выговориться, приезжая со сборов. Команда – это ведь тоже родной коллектив, но дома все равно по-другому. Ты высказалась, тебя выслушали, хорошо стало и дальше поехала на сборы (смеется).

Когда большая стала, тоже поддерживали, подбадривали. Поддержка родителей – это самое важное, и спасибо им, что не были против того, чем я занималась.

Читайте первую часть интервью с Ольгой Зайцевой на «Рейтинге Букмекеров». 

Остались вопросы? Спросите у наших знатоков!
Комментарии 0
Подписка на прогнозиста
Подписка на автора

Уведомления о новых публикациях этого автора будут приходить на электронный адрес, указанный Вами при регистрации на "РБ"

Уведомления о новых прогнозах этого эксперта будут приходить на электронный адрес, указанный Вами при регистрации на "РБ"

Подписка на автора
Подписка на прогнозиста

Это значит что вы больше не будете получать уведомления о новых публикациях этого автора на ваш электронный адрес.

Это значит что вы больше не будете получать уведомления о новых прогнозах этого эксперта на ваш электронный адрес.

Регистрация
Регистрация
Вход
Забыли пароль?
Сайт «» нарушает законодательство РФ,
поэтому доступ к данному сайту запрещен.
Вы будете перенаправлены на сайт
который работает в России легально.
Перейти на сайт