Двукратный чемпион «Большого шлема» Джереми Бейтс: Смотришь на Медведева и удивляешься – как он попадает в корт с такой техникой?

Екатерина Бычкова
Екатерина Бычкова и двукратный чемпион «Большого шлема» в миксте Джереми Бейтс обсуждают проблемы харассмента в теннисе, подход к тренировкам Ника Кирьоса и возвращение Энди Маррея.
Двукратный чемпион «Большого шлема» Джереми Бейтс: Смотришь на Медведева и удивляешься – как он попадает в корт с такой техникой?

Джереми Бейтс

Первая часть интервью

— Видишь ли, Катя, проблема современности заключается еще и в том, что вокруг очень много разных отвлекающих факторов, вроде социальных сетей. Всего этого не было в мое время и даже тогда, когда ты начинала свой путь. Посмотри на этих людей, делающих карьеру из ничего, они просто выкладывают фотографии в инстаграм, а потом еще рекламируют какие-то продукты. В наше время ничего такого не существовало, было гораздо меньше телевизионных программ. Из этого следовало, что ты в детстве только учился в школе, как альтернатива – спорт. И когда ты выбирал спорт, то единственными приоритетами становились тренировки и игры с соперниками, чтобы получать больше опыта.

Знаешь, у меня как-то был один интересный разговор с приятелем, он тогда работал с Луцией Градецкой, которая стояла 45-й в рейтинге. Я его спросил: «Вы скоро едете на Кубок Федерации, да?»; на что он ответил: «Нет, Луция не попала в команду». Ты представляешь, если она 45-я в мире, но ей не было места в сборной, какая у чешек тогда была конкуренция? А когда мы с ним разговаривали в последний раз, он тоже сетовал, что количество успешных игроков у них сильно уменьшилось.

Еще не надо забывать, что большинство возрастных теннисистов были взращены родителями, которые были воспитаны при коммунизме. Там было тяжело со всем – с локациями, инвентарем и т.д. Это добавляет желания чего-то достигать.

— Мы недавно с тобой разговаривали на тему японских теннисисток, как четко у них построено расписание тренировок, как хорошо они работают в зале, занимаются растяжкой, все как по часам. Это является частью их культуры, даже неважно, какого они профессионального уровня достигли в теннисе.

— Именно, нельзя недооценивать культурные особенности. Я работал с японской командой мальчиков и девочек до 14 лет на «Уимблдоне» в течение недели. Они все такие, это в них заложено культурой. Дети приходили со своей бутылкой воды, каждый с собственным инвентарем для разминки и заминки, никто никогда не жаловался. Это касается не только Японии, кстати. Такое можно сказать про все азиатские страны.

— Как другой пример – американцы. Но у них просто огромная конкуренция, у них так много детей занимаются теннисом, такой большой выбор!

— Когда у тебя 5 миллионов человек держат в руках ракетку, всегда найдется несколько тысяч особенно голодных до результатов и до игры, которые будут сражаться до конца. В Америке счет таким людям реально идет на тысячи.

— Я бы еще хотела поговорить о культурном коде вот с какой стороны. Мы живем в эпоху cancel culture, во время таких понятий, как «харассмент», «абьюз» и прочие. В теннисе и ты, и я знаем много примеров жесткого поведения родителей и тренеров по отношению к детям. Однако когда мы с тобой говорим про дисциплину как важнейший элемент в достижении результатов, то для воспитания дисциплины ребенок должен находиться под определенным давлением. Как это возможно совмещать сегодня – и быть в рамках толерантности, и при этом поддавливать игроков? Детям сегодня разрешают делать абсолютно все, что они хотят, но при этом требуют от них определенных результатов и поведения. Так это не работает. Что скажешь?

— Необходимо учиться правильной коммуникации, чтобы донести до игроков важную информацию. Еще есть очень большая разница между тренерством и бескомпромиссностью, то есть твой клиент должен захотеть вернуться к тебе. Это индустрия, бизнес, и если хочешь зарабатывать деньги, то необходимо быть располагающим, веселым и пушистым, важно подбадривать и хвалить учеников. Но будучи тренером, работающим с игроками, которые хотят добиться профессиональных успехов, важно соблюдать грань: когда можешь иногда посмеяться, но иногда и донести определенные вещи абсолютно бескомпромиссно. Твои ученики не должны это оспаривать. Я не говорю о том, что стоишь над ними с палкой и вбиваешь в них информацию силой, конечно, нет. Но ты обязан быть достаточно жестким и властным. В этом и заключается сложность работы тренера сегодня. В наше время наставники могли сказать тебе вообще все что угодно. Теперь стало гораздо сложнее…

— Да, расскажи мне об этом! Я уже потеряла несколько работ на этой почве (смеется).

— Это правда, сейчас приходится следить за тем, что говоришь. То, что было в порядке вещей 30 лет назад, давно в прошлом. Я иногда читаю новости и восклицаю: «Что? Да ладно? Вы не шутите? Вы сейчас серьезно?». Сегодня у каждого есть голос, который будет услышан. И невольно приходится подстраиваться под общую тенденцию. Как тренер, ты теперь обязан адаптироваться под реальность, но ты не можешь подвергать сомнению свои решения, ты должен быть бескомпромиссным.

— Согласна, правда, грань настолько тонкая, что каждый день рискуешь сорваться с обрыва.

— Это то, к чему мы обязаны адаптироваться. Могу тебе сказать, что я долго трудился на федерацию и наблюдал за некоторыми моментами, как кто работает, что происходит внутри структуры. Я видел, как некоторые люди попадают в сложные ситуации и как они вынуждены их решать. В какой-то момент перестаешь верить в человечество, если честно. Волосы дыбом от того, как порой люди взаимодействуют друг с другом, как иногда они обвиняют в чем-то своих коллег, в чем они виноваты были сами. Это печально. Но это есть, пора это принять и жить с этим.

— Как же интересно слышать от тебя такое. Ты старше, и если ты справляешься, то и я должна научиться, ведь я моложе, а уже испытываю сложности с пониманием данной ситуации. И особенно с адаптацией. Ведь у тебя такой богатый жизненный опыт, ты многого добился, и тебе должно быть труднее, чем мне, свыкнуться со всей ситуацией.

— Это действительно так. Ты должен начать воспринимать людей такими, какие они стали. В итоге понимаешь, что рядом остаются близкие тебе люди, это круг твоего общения.

— Ты говоришь ужасные вещи (смеется).

— Ну ничего уже не поделаешь. Я все равно еще верю в человечество. На самом деле, необязательно думать об этом постоянно. В туре ты вынужден сегодня быть в Австралии, завтра в Париже, потом в Майами, а еще и в Шарме, как мы сейчас. И должен понимать тонкости каждого места и общества там. Это основа тура. Но для меня важнее то, что если ты тренер и работаешь с игроком, то вы вдвоем должны понимать друг друга, ты веришь в человека, который хочет добиться прогресса. Могу сказать, имея весь тот опыт, который у меня есть, я обычно понимаю, кто реально хочет добиться чего-то, а кто нет. Это несложно понять. И когда ты видишь, что человек готов прислушиваться, а не выпячивать свое эго, это обязательно вознаграждается.

— Раскрой секрет этих тренерских ключей: как ты понимаешь, кто реально хочет и может добиться успеха.

— Это неисчерпаемая тема… Для начала ты должен посмотреть в глаза игроку.

— И что ты там видишь?

— Ты можешь увидеть, что тебя изначально не слушают, что нет нужной отдачи на корте. Ты замечаешь сразу тех, кто хочет проводить более короткие розыгрыши и тренировки, кто ленится в зале, кто не завтракает, кто ночами не спит, кто много сидит в социальных сетях.

— Будем честны, и такие люди играют на топ-уровне и выдают результаты. Или ты имеешь в виду, что это важно понять еще в детском возрасте?

— И это тоже. Мы должны списывать некоторые вольности на возрастные изменения в человеке. Есть и такие, как Ник Кирьос, но он не пример. Я его дикий фанат, он потрясающий для тенниса. Но ты не можешь отделить Ника от Кирьоса, он уникальный. Такие люди исключение, они не большинство. Основа тура – такие люди, как Рафа Надаль, Даниил Медведев, Новак Джокович. Посмотри, как работает София Кенин, Симона Халеп. Таких теннисистов очень много.

Двукратный чемпион «Большого шлема» Джереми Бейтс: Смотришь на Медведева и удивляешься – как он попадает в корт с такой техникой?

Ник Кирьос

— Хорошо, но они профи. А я хочу узнать у тебя ключи, чтобы разбираться в талантливых детях.

— Мне сложно это описать словами. Путешествуя много последних лет в женском туре, я научился как-то понимать, что правильно, а что нет. С другой стороны, с опытом ко мне пришло понимание, что нельзя относиться с предрассудками к людям, нельзя некоторые вещи осуждать и не надо спешить с выводами. Я этим страдал раньше и, бывало, думал, что кто-то не заиграет, а они в итоге добивались хороших результатов. Причем это касается и тех лет, когда я сам еще играл в теннис. Иногда думал: «Ну не настолько он хорош», а все заканчивалось тем, что он выигрывал «Шлемы». Например, я увидел впервые Пита Сампраса, когда ему было 16. Играл против Патрика Рафтера, когда ему было 16 или 17.

— Скажу честно, я никогда бы не подумала, что Сара Эррани выйдет в финал «Ролан Гарроса». Когда я уже стояла в сотне, та была за пределами топ-300 и не показывала ничего, что могло бы привести к мысли об ее успехе. Но она много работала, и вот где мы, а где она.

— Это важно – не делать определенных суждений раньше времени. Ты привела правильный пример. Но в данном случае для меня это еще и пример технологической компенсации. Результат, которого она добилась, это смесь прогресса технологий в теннисе и того, что она упорно работала, много лет трудилась. Она не создана для тенниса ни с какой стороны, она просто трудяга. Но благодаря современным теннисным достижениям в инвентаре ты порой достигаешь всего, чего хочешь, благодаря упорной работе и стремлению.

— Я согласна с тобой. Мы еще много лет назад обсуждали с разными тренерами, что Сара — это пример человека с высочайшей дисциплиной, который выполняет огромный объем работы. И в итоге она финалистка «Шлема» в одиночке, выигрывала их в паре.

— Могу привести в пример еще Софию Кенин, помню ее совсем юной девочкой, я тогда работал с одной своей ученицей. София была в финале одного юниорского турнира, да, но она играла просто неплохо. А спустя пять лет выиграла «Шлем». Сейчас вообще предугадать что-либо не представляется возможным. Порой ты смотришь на кого-то и удивляешься: «Как вы с такой техникой хотите чего-то добиться?». Ты же видишь, как играет, например, Даниил Медведев? Я удивляюсь иногда, как он вообще попадает в корт.

Двукратный чемпион «Большого шлема» Джереми Бейтс: Смотришь на Медведева и удивляешься – как он попадает в корт с такой техникой?

Даниил Медведев

— Я комментировала теннис много лет, да, понимаю, о чем ты.

— А посмотри на форхенд Чилича, на подачу Эррани. Если вернуться в мое время, то Стефан Эдберг имел очень странную хватку справа, Джим Курье слева играл так, будто держит бейсбольную биту. А Макинрой?

— Но при этом он никогда не ошибался.

— Да, у него была потрясающая работа ног, подготовка. Это и есть компенсация. Мне иногда кажется, что мы в Англии уделяем слишком много внимания правильности техники, теряя какие-то другие важные моменты.

— Вроде того, как выигрывать?

— Нет, скорее имею в виду скорость или как эту технику заставить работать на скорости. Иногда я вижу девочек, у которых отличные удары с задней линии и мощная подача, но ты понимаешь, что им потребуется время, чтобы это заработало как надо.

— Я могу говорить с тобой бесконечно, это все так интересно! Но давай теперь задам вопрос, который от нас точно будут ждать во время чтения интервью. Маррей вернется на прежний уровень?

— Знаешь, у меня была такая же операция. Я сделал ее еще 12 лет назад. Могу сказать, что ты можешь играть в теннис после нее, но с другой стороны, я никогда не был на таком уровне, как он. Маррей с точки зрения ментальности настолько силен, что должен найти способ заиграть. Он бесконечно много работает, может сломить любую сложную ситуацию, это отметят все его близкие. Боб Брайан пережил такую же операцию и вернулся на прежний уровень. Да, это пара, но все-таки. В любом случае, это не самая лучшая травма для тенниса, но…

— Может быть, он и адаптируется. Федерер ведь с годами тоже стал играть быстрее.

— В принципе, после возвращения Маррей уже одержал несколько хороших побед. Ему сейчас важно встать на нужные рельсы, поймать игровой ритм, потому что у него все время происходят какие-то мелкие проблемы, которые мешают это сделать. Если у него получится, то вполне может вернуться. Ему нужно особое внимание уделять физике, но с таким классом игры и уровнем мышления все должно получиться. Это не вопрос того, вернется он или нет, это вопрос того, как высоко он поднимется.

— Ты вселил надежду в фанатов этого парня.

— Я просто знаю его ментальность. Он поэтому и был таким классным игроком.

— Последний вопрос. Расскажи о Джереми Бейтсе. Давай так: какая вещь может вернуть тебе хорошее настроение? Что делает тебя счастливым?

Двукратный чемпион «Большого шлема» Джереми Бейтс: Смотришь на Медведева и удивляешься – как он попадает в корт с такой техникой?

Джереми Бейтс

— У меня не так много свободного времени, но я люблю играть в гольф, люблю наблюдать за тем, как растут мои дети. Моя дочь выходит замуж летом, и я занимаюсь организацией, помогаю во всяком случае. Я люблю Англию, когда там нет дождя.

— То есть нечасто (смеется).

— Я люблю наводить красоту в своем саду. Я из тех людей, которые не любят хаос, у меня все должно быть чисто и на своих местах. Когда все в порядке, это доставляет мне огромное удовольствие.

— Ты веришь в гороскопы? Я так же, как и ты, Близнецы, и порой мне с собой очень тяжело ужиться.

— Когда становишься старше, с этим попроще. Даю тебе еще лет 10 на все метания, а потом ты успокоишься.

— Поняла, буду ждать (смеется).

Остались вопросы? Спросите у наших знатоков!
Комментарии
Подписка на прогнозиста
Подписка на автора

Уведомления о новых публикациях этого автора будут приходить на электронный адрес, указанный Вами при регистрации на "РБ"

Уведомления о новых прогнозах этого эксперта будут приходить на электронный адрес, указанный Вами при регистрации на "РБ"

Подписка на автора
Подписка на прогнозиста

Это значит что вы больше не будете получать уведомления о новых публикациях этого автора на ваш электронный адрес.

Это значит что вы больше не будете получать уведомления о новых прогнозах этого эксперта на ваш электронный адрес.

Сайт «» нарушает законодательство РФ,
поэтому доступ к данному сайту запрещен.
Вы будете перенаправлены на сайт
который работает в России легально.
Перейти на сайт